Династический конфликт в Саудовской Аравии. Что ожидает Королевство в ближайшее время? Аналитика

Королевство Саудовская Аравия — одно из самых загадочных государств мира. Женщины не могут находиться на его территории с непокрытой головой и с открытыми частями тела. За любую «духовную» провинность полиция нравов может побить тебя палками, а если женщина изменит мужу, её забьют камнями до смерти. Одновременно, уровень жизни в этой стране конкурирует со Швейцарией, Германией и США. При рождении, каждый подданный Саудовской Аравии получает банковский депозит на 300 тысяч долларов. В этой стране нет ни одного христианского храма.

Династический конфликт в Саудовской Аравии. Что ожидает Королевство в ближайшее время? Аналитика

Кажется, что весь этот набор шокирующих и противоречивых правил может идти только из далёкого прошлого и Саудовской Аравии должно быть как минимум несколько веков. На самом деле это очень молодое государство, основанное в начале XX века первым Королём из династии Саудитов Абдельазизом.

Востоковед и аналитик Анатолий Несмиян предлагает собственную оценку текущего состояния дел в Саудовской Аравии в свете сорванных переговоров в Дохе по заморозке добычи нефти.

Монархия в Саудовской Аравии

Публикуются подробности сорванной встречи по нефти в Дохе. Сами по себе эти подробности не слишком интересны — срыв встречи был предопределен уже несколько дней назад, когда Саудовская Аравия резко и без объяснения причин развернула свою позицию практически к неприемлемой. Но вот некоторые детали внутрисаудовской борьбы в этих сообщениях и подробностях выглядят весьма любопытными:

Переговоры о заморозке добычи нефти в Дохе сорвались из-за давления заместителя наследного Принца Саудовской Аравии Мухаммеда бин Сальмана. Как пишет Financial Times, Принц перед началом переговоров позвонил делегации своей страны и потребовал вернуться обратно. Несмотря на то, что делегация Саудовской Аравии отказалась уехать из Дохи, переговоры оказались сорваны. Как отмечает издание, ситуация показала, что у министра нефти Саудовской Аравии Али аль-Наими намного меньше влияния, чем у королевской семьи.

Династический конфликт в Саудовской Аравии. Что ожидает Королевство в ближайшее время? Аналитика   Король Сальман и его сын Принц Мохаммед

Принц Мохаммед бин Сальман — сын короля, но при этом является третьим лицом в государстве. Кронпринц — Мохаммед бин Найеф, и его позиции пока никем не оспариваются. Кронпринцем он стал после «увольнения» с этого поста назначенного явно временно принца Мукрина, у которого вообще никаких шансов стать королем не было никогда — он сын первого короля Абдельазиза и наложницы-иностранки, за ним нет влиятельных кланов, хотя с профессиональной и аппаратной точки зрения положение принца Мукрина было и остается весьма значительным.

Тем не менее, сейчас внутри династии идет очень жесткая борьба. Решается вопрос об изменении принципа престолонаследия. После короля Сальмана он все равно изменится явочным порядком — вопрос только, каким именно.

До сегодняшнего дня все короли Саудовской Аравии были родными братьями по отцу — основателю нынешней династии Абдельазизу ибн Сауду. Теперь братья закончились — точнее, уже не осталось ни одного, который мог бы претендовать на трон. Сальман — последний.

После Сальмана приходит новое поколение принцев — причем проскакивая следующее после нынешних королей поколение. Это примерно как если бы после нынешней Королевы Англии Елизаветы корону наследовал бы не сегодняшний наследник Чарльз, а сразу его сын Уильям.

Но Англия — конституционная монархия, а потому принципиального значения рокировочки такого уровня не играют. Для Саудовской Аравии вопрос более серьезный — она монархия абсолютная, хотя, безусловно, у монарха есть ряд существенных ограничений. В частности, ограничением является лествичная система наследования, когда корона переходит не от отца к сыну, а «по кругу» между братьями, а затем уже между их наследниками — но тоже «по кругу».

Династический конфликт в Саудовской Аравии. Что ожидает Королевство в ближайшее время? Аналитика   Король Абдельазиз ибн Сауд

Созданная Абдельазизом система наследования в контексте ситуации создания Саудовской Аравии гарантировала ее устойчивость — жены Абдельазиза были представительницами различных племенных групп Королевства, а потому таким образом все они получили доступ к власти через наследников (худо-бедно, около 60 человек).

Однако в следующих поколениях кровные переплетения стали настолько причудливыми, что принадлежность к кланам стала носить не кровный, а политический характер — заключались (и естественно, расторгались) различные союзы, создавая сложный и не всегда устойчивый баланс. При этом общее количество Принцев династии на сегодня насчитывает порядка 15 тысяч человек во всех семи или восьми поколениях потомков Абдельазиза. Понятно, что претендовать на престол все не могут, однако есть группа численностью порядка 60-70 человек, которые имеют все права на корону.

Династический конфликт в Саудовской Аравии. Что ожидает Королевство в ближайшее время? Аналитика   Король Сальман в окружении потенциальных наследников

Смена порядка наследования становится настоятельной потребностью, способной внести стабильность в нарастающую турбулентность. Она, кстати, гибельна для Королевства, собранного из четырех исторических областей полуострова, и не имеющих никаких иных причин для тяготения друг к другу, кроме единой династии. Хаос в доме Саудов разорвет и саму Саудовскую Аравию. Сегодня в таком развитии событий есть очень много заинтересованных внешних игроков — включая и крайне влиятельные силы в Америке. В этой связи главной задачей Короля Сальмана становится обеспечение перехода к новому поколению, а еще лучше — перехода к более современной и устойчивой системе передачи власти.

Пути выхода из династического кризиса

Есть два пути, как этого можно достичь. Первый — обеспечить своему клану и семье доступ к власти навсегда через передачу короны от отца к сыну. Но при этом нужно выплатить всем остальным кланам и племенным группам настолько щедрые отступные, что либо их попросту нет в наличии, либо размер отступных превысит выгоду своего собственного клана от приобретения абсолютной власти. Второй путь — создать своему клану настолько мощные преимущества, что вопрос о наследовании отпадет сам собой. Решение будет продавлено де-факто.

Судя по тому, что сын Короля Мохаммед стал вторым вице-премьером (первым вице- всегда является Кронпринц), а также то, что Мохаммед бин Сальман сосредоточил в своих руках армию и все ключевые экономические и финансовые рычаги, король идет по второму пути. Который, понятно, нравится далеко не всем, а точнее — вообще никому.

Династический конфликт в Саудовской Аравии. Что ожидает Королевство в ближайшее время? Аналитика   Кронпринц Мохаммед бин Найеф

Весьма вероятно, что решение Принца Мохаммеда о демонстративном срыве договоренностей в Дохе имеет не только внешнеполитическое, но и внутриполитическое измерение. Судя по отказу саудовской делегации от отъезда из Дохи, она не посмела ослушаться политических установок сына короля, но у нее хватило ресурсов противостоять ему по второстепенным решениям. И таким ресурсом может быть только Кронпринц Мохаммед бин Найеф, который одновременно руководит МВД. Однако то, что речь идет о противостоянии сыну короля, сам по себе кронпринц может противопоставить первому и третьему лицу в государстве лишь серьезный союз с другими принцами, причем принцами, обладающими сопоставимыми с семьей короля ресурсами. Скорее всего, речь идет о союзе кронпринца Мохаммеда и сына бывшего Короля Абдаллы Принца Митаба — командующего Национальной гвардией. Такой союз — да, имеет шансы на противостояние с кланом короля.

Похоже, структурирование конфликта внутри саудовской династии либо завершено, либо близко к завершению — оформляются две мощные группировки, каждая из которых имеет шанс. Королю придется продавливать решение о смене порядка престолонаследия, а потому его задача крайне сложна. Ваххабизм вообще крайне отрицательно относится к любым новшествам (бида), причем не только в религиозном, но и в секулярном пространстве.

За Кронпринцем и Митабом — традиция и недовольство кланов. От войны две группировки спасает лишь понимание того, что у Королевства резко возрастает вероятность распада, который не преминут устроить ему недоброжелатели из США с помощью, к примеру, того же ИГИЛ (запрещена в России). У ИГИЛ проблема доступа к ресурсам стоит крайне остро, и если только в Саудовской Аравии возникнет даже небольшой хаос, прекрасно ориентирующиеся в ближневосточных раскладах руководители Исламского государства (не их пешка Халиф Абу-Бакр, естественно) могут воспользоваться предоставившейся возможностью.

Уже поэтому мы вряд ли увидим борьбу кланов династии Аль Саудов, что называется, «на поверхности». Однако маркером служит вторая позиция Королевства — пост кронпринца. Если королю не удастся назначить своего сына кронпринцем — он проиграл в борьбе. Удастся — выиграл. В первом случае династия так и останется пребывать в неустойчивом положении — противоречие, которое его вызывает, не снимается. Во втором случае ситуация будет выглядеть более устойчивой и станет означать, что королю удалось договориться или вынудить конкурирующие кланы на согласие с его решением.