Один против государства, или о Частных кораблях Аналитика

В 1625 году была опубликована знаменитая книга Гуго Гроция «О праве войны и мира». Пересказывать нет смысла. Напомню лишь об одном. Гроций считает, что в зависимости от воюющих субъектов все войны подразделяются на публичные, в которых сторонами являются органы гражданской власти, частные, в которых участвуют частные лица (bella private), и смешанные, где одной стороной выступает частное лицо, а другой публичное (bella mixta).

Если говорить проще, то барон Мюнхаузен вполне мог объявить войну Англии. Он был в своем праве. И это право считалось естественным. И это была бы смешанная война. Человек против государства.

В этом примере есть, конечно, пара нюансов. Барон был подданным Англии, которой он и объявлял войну. Дело в том, что во времена Мюнхаузена курфюрсты Ганновера находились в личной унии с Великобританией. То есть Мюнхаузен фактически объявлял не войну, но провозглашал бунт против своего господина, звал на восстание. Но это так, мелкая литературно-кинематографическая нестыковка.

Есть и историческое несоответствие. Во времена Мюнхаузена право частной войны (и, соответственно, смешанной) было практически повсеместно отменено. Если где оно и продолжало формально существовать, то «по забывчивости». Его просто могли забыть аннулировать.

Но представим себе эпоху до Мюнхаузена. Частные и смешанные войны в те годы, особенно годы, предшествующие написанию Гроцием его текста, были весьма распространенным явлением. Сеньоры всех видов и рангов воевали друг с другом. Церковь периодически устанавливала периоды «божьего перемирия». Частные владения могли находиться по разные стороны межгосударственных границ, что не способствовало мирному существованию. Государства возникали и разрушались часто по чьей-нибудь прихоти. И т.д., и т.п.

Самый известный документ, легитимизировавший частные войны, — Золотая булла 1356 года, булла Карла IV. Самая известная частная война – война между Ланкастерами и Йорками в Британии, получившая название «война Алой и Белой розы».

Но вернемся к случаю более интересному, когда частное лицо воюет с государством. Таких историй много. В том числе и в настоящее время. Правда, войнами такие «истории» сейчас не признаются. Для этих случаев есть иные юридические «обозначения». Например, терроризм. Но вот в XIV-XVI вв. такие войны были в порядке вещей.

Жан Анго родился в Дьеппе где-то в начале 80-х годов XV века. Точная дата не установлена. В семье крупного французского арматора. Пошел по накатанной отцом дороге – морская торговля. Отец контактировал в основном с Африкой и Индией. Сын пошел дальше. Британские острова, Нидерланды, Ньюфаундленд. Впоследствии замахнулся на Карибский бассейн, Бразилию.

Был человеком любопытным. Сам организовывал и помогал организовывать разнообразные торгово-географические экспедиции. Помогал финансово. Например, братья Джованни и Джироламо Верраццано путешествовали к Америке именно за его счет. При этом объявляли посещенные ими земли территориями Франции. Анго был «отъявленным» французским патриотом. Но не забывал и про себя. Бразильские экспедиции возвращались, груженые редкой древесиной и прочими товарами.

Патриот Жан Анго стал отличным «приобретением» для Франциска I, перед которым стояли проблемы дележа колоний в пользу Франции. В свою очередь для Анго находкой оказался флорентиец Жан Флери, ставший офицером эскадры Анго в 20-е гг. Под попечительством Жана Анго ранее мало кому известный Флери стал на некоторое время одним из наиболее успешных корсаров.

Пожалуй, самая знаменитая «охота» Жана Флери была связана с захватом в 1523 году испанских кораблей, перевозивших золото ацтеков, «золото Эрнана Кортеса». В том числе сокровища самого Монтесумы. Франциск I радовался: если кто-то почему-то утверждает, что Новый Свет принадлежит испанцам и португальцам, то никто не запрещает французам считать, что испанцы и португальцы должны с ними «поделиться». И спокойно принимал подарки от Жана Анго, добытые корсаром Жаном Флери.

В 1527 году Жана Флери поймали и повесили по приказу взбешенного потерей сокровищ Карла V. Но Жан Анго не успокоился. Более того, если каперство с Жаном Флери можно было считать лишь индивидуальным развлечением, то в начале 30-х гг. дело пошло куда, как серьезнее.

Международная ситуация тогда была сложной. Итальянские войны. Первая, вторая …до пятой. Франция воевала с Испанией. Франциск I даже побывал в плену у Карла V, но воевать за Италию продолжал. Союзы возникали и распадались. В это время Португалия придерживалась нейтралитета. Но «наглый» вызов Жана Анго, посягнувшего на Бразилию, которую португальский монарх Жуан III уже считал своей, без ответа не остался. И португальцы совершили ошибку. Они конфисковали один из кораблей Жана Анго.

Анго не стерпел. Бегом к своему другу Франциску I: дай великий король мне каперскую грамоту! И вот с 1530 г. начались массированные атаки эскадр Жана Анго на португальские корабли, а затем и на порты. Вплоть до Лиссабона. Португалия оказалась в блокаде примерно семидесяти судов Анго. Представляем ситуацию: частное лицо, некий купец, ставший виконтом Дьеппа уже в зрелом возрасте, угрожает целому государству. Угрожает великой морской державе! Угрожает оккупацией столицы! И угроза вполне реальна. Португальцы испугались. Португальцы отступили. Более того, они выплатили Жану Анго значительную контрибуцию.

Жуан III подключает дипломатические каналы. Дело доходит до Франциска I. И французский король пожимает плечами: Франция не воюет с Португалией, Франция ни при делах, пусть Португалия договаривается с Анго.

Королю Португалии просить мира у купца с каперской грамотой! Нет. Никогда. И Жуан III начинает раздавать взятки, писать Карлу V, требовать, просить, давить, подключать связи… В итоге официального права на «пиратство» Анго лишился. Лишился, будучи победителем.

Правда, Жан Анго проиграл в перспективе. Он слишком хорошо думал о своем друге Франциске I, отказать которому в деньгах не мог. В итоге деньги кончились. Нищета и смерть в 1551 г. Почти безвестность.

А государства крепли. Нации формировались. Частные войны уходили в прошлое. Впрочем, иногда можно наблюдать и обратные процессы, когда государства перестают выполнять свои функции, перестают поддерживать право и закон. Начинают использовать средневековые практики и в отношениях со своими соседями, и по отношению к своим гражданам.

Но мы должны понимать, что чем дальше государство скатывается в Средневековье, тем меньше оно остается государством. Тем больше оно стимулирует частные войны, возникновение частных армий, которые воюют друг с другом за собственность и власть. И, конечно, тем более оно оправдывает войны смешанные, когда естественным правом человека, частного лица становится бросить вызов этому средневековому государству. Победить или проиграть.

Урок Жана Анго прост: государствам всегда стоит думать, прежде чем захватывать частные корабли.

Материал взят с личной странички Константина Киселева.