Природа власти и собственности в исторической России Последние Новости

Достаточно часто у историков, монархистов и просто людей, которых интересует Россия, возникает вопрос о том, как устроена наша страна, почему у нас такая большая территория и в чём заключается смысл существования России. Хотя бы один раз в жизни таким вопросом задаётся каждый ребёнок, и чтобы не выдумывать, что ответить по этому поводу Imperor.net приготовил специальный материал, который называется «Природа власти и собственности в исторической России».

Почему в исторической России? Потому что несмотря на смену правителя или правящего режима в России ещё ни один не сумел переломить исторические тренды и сущность нашей страны. Именно это отличает Россию от всех других исторических форм государств и империй. На примере истории показаны взаимоотношения власти и собственности, а также как эти взаимоотношения отражаются на обществе в целом.

Природу власти и собственности мы попытались рассмотреть в историческом разрезе от формирования единого государства до революции 1917 года.

Проблема власти и собственности

В России никогда не существовало собственности в западно-европейском понимании. Собственность никогда не была священной. И уж тем более, собственность не являлась частной, она была отделена от лица, которое ею распоряжалось.

Природа власти и собственности в исторической России Последние Новости

Не будем углубляться в седую старину, рассмотрим ситуацию XVII столетия. Есть Царь – наместник Бога на земле, хозяин царства и есть боярство – высшая аристократия. Однако знаете ли вы, что боярин – это не столько титул, сколько должность, чин. Высший боярский чин назывался «боярин и слуга». Слуга государю, разумеется. Вообще, всякий боярин служил, то есть занимал должность в госаппарате. При этом такого понятия, как жалование (плата за службу), не существовало в принципе. Служба являлась не правом, а исключительно обязанностью боярина. Средством осуществления службы являлась вотчина, то есть земельное владение с холопами, передаваемое по наследству. Боярин не только кормился с нее, но и финансировал государственные расходы, например, содержал войско.

В чем разница между боярами и дворянами? Только в одном: поместье в отличие от вотчины не передавалось по наследству, а давалось дворянину в пожизненное владение за службу. Фактически же разница между вотчиной и поместьем, боярином и дворянином постепенно стиралась, и в 1714 г. была окончательно ликвидирована Петром I, который по Указу о единонаследии ввел единое определение для феодального землевладения – имение.

На деле, разумеется, поместье передавалось от отца к сыну, но лишь в том случае, если сын нес службу. А служба была не сахар. Настолько не сахар, что часто дворяне переписывали своих сыновей в холопы, чтобы избегнуть этого сомнительного счастья. Да, холоп был крепостным своего дворянина, но дворянин был крепостным царя (государства) в гораздо большей мере. Если барин не имел никаких прав на жизнь холопа (холоп считался казенным имуществом, данным дворянину в пользование), то государь мог распоряжаться жизнью дворян по своему усмотрению. Гибли дворяне в многочисленных войнах массово (ну, что же, дело служивое), однако само сословие не переводилось. Численность дворян зависела прежде всего от объема земельного фонда и количества холопов. Чем больше земли и крепостных– тем больше этого ресурса раздавалось за службу в имение (в имение, а не в собственность!).

В чём отличия аристократии в России и в Европе?

Были ли бояре аналогом европейских лордов? Никогда! Конечно, они пытались «тянуть одеяло на себя», но никогда государство не было коллективной собственностью или инструментом бояр. Власть не была подчинена собственности, потому что в этом случае русское государство просто не могло существовать. Оно было жизнеспособно исключительно при сверхконцентрации ресурсов в распоряжении государства. Попытка боярства оспорить эту парадигму привела к опричнине в эпоху Ивана Грозного, который физически уничтожал носителей крамольной мысли о том, что богом данное и дедами завещанное есть святое и неприкосновенное. Собственность была средством для служения государству, но не источником власти.

Природа власти и собственности в исторической России Последние Новости

Кстати, вотчина и поместье не были единственной формой обеспечение службы. До 1556 г. существовал такой вид жалования, как кормление, когда на население накладывалась обязанность содержать должностное лицо, исполняющее службу на данной территории.  В 1682 г. было отменено местничество, то есть система назначения на должности, исходя из знатности рода. В 1714 г. Петром было введено регулярное жалование за службу, что стало еще одним шагом в сторону отделения власти от собственности. В 1722 г. вводится Табель о рангах, регламентирующий порядок должностной подчиненности и служебных окладов.

Да, вектор на отделение власти от собственности не всегда выдерживался неукоснительно. Германизация правящего дома привела к тому, что европейские веяния все же оказали влияние на отношения между «фараонами» и «крезами». Так Манифестом о вольности дворянской Петр III откреплял дворян от службы, оставляя за ними собственность, то есть собственность впервые приобретала характер частной, пусть и со множеством оговорок. Скажем, в период войн служба дворян в армии оставалась обязательной, а те аристократы, что отъезжали за рубеж и не возвращались в Россию, рисковали потерять свои владения, которые конфисковались в пользу казны.

Однако общая картина к тому времени была такова: порядка 80% дворянства не имели иного источника существования, кроме службы. К этому привело постоянное дробление имений между сыновьями (принцип майората в России не применялся). Петровский Указ о единонаследии, позволявший закреплять недвижимое имущество имения лишь за одним сыном, стимулировал его братьев «искать чинов», потому что только служба могла им дать источник к существованию и получить в качестве награды поместье.

Еще раз отметим: в России собственность всегда находилась в подчиненном по отношению к власти состоянии. Собственность была атрибутом власти, но не ее источником. Иное просто было невозможно. В условиях малопродуктивного по климатическим причинам хозяйства государство не могло существовать без сверхконцентрации ресурсов. Если же позволить феодалам распоряжаться скудными ресурсами (прибавочным продуктом) по собственному разумению, государство ослабеет и распадется.

Из этого вытекает важный принцип: русская элита не может позволить себе уровень потребления по «мировым стандартам». Экономика не в состоянии этого обеспечить. Поэтому в целом политика государства на протяжении нескольких веков сводилась к тому, чтобы ограничивать потребление элиты в интересах общества.

Кстати восстание декабристов в 1825 г. в данном контексте стоит рассматривать не как бунт романтиков-свободолюбцев против тирании, а как попытку «крезов» подмять под себя «фараонов», то есть подчинить власть собственности. А кто скажет, в чем причина фанатичного западопоклонства нашей элиты? Ответ очевиден: русские элитарии все острее чувствовали свою неполноценность по отношению к своим европейским коллегам: они не могли позволить себе дворцы, коллекции предметов искусства, шикарные наряды и праздную жизнь. Это могли позволить себе лишь единицы, а в целом русская аристократия была по западным меркам нищей.

Просто экономика была низкопродуктивной, не способной дать достаточно добавочного продукта на излишества, но не все это понимали тогда, не все понимают и сегодня. Многие искренне верили, что все дело в неких неправильных порядках. Стоит, дескать, их заменить на правильные – и жизнь волшебным образом сразу станет такой же волной и сытой, как в европах.

Установление в России капиталистических отношений привело к окончательному дисбалансу в общественном организме. Впервые возникла ситуация, когда собственность стала приобретаться не через службу, а помимо ее, не как милость от государства, а как результат собственных усилий. Впервые в России «крезы» приобрели самодостаточность.

Тут надо кое-что уточнить по поводу купцов. Да, было в феодальной России такое сословие. Но преувеличивать его значение не стоит. В 1775 г., когда была осуществлена реформа, согласно которой купечество делилась на три гильдии, всего в «третье сословие» записалось ничтожное количество – 27 тысяч человек. При этом следует учитывать, что купцы самой многочисленной третьей гильдии – это в нашем понимании вообще не купцы. Они занимались ремеслами, мелочной торговлей (про коробейников слыхали?), содержали трактиры, постоялые дворы и даже работали по найму. Примерно тем же самым занимались и так называемые торгующие крестьяне – была такая сословная группа, которой разрешалось селиться и работать в городах. Купцами первой гильдии являлись лишь 2-3% от всей численности сословия, но и они не все занимались торговлей по причине отсутствия капиталов.

При этом совершенно немыслимо представить, что купечество имеет хоть какое-то влияние на власть. Оно в подавляющей массе было столь же бесправно и далеко от власти, как мещане и крестьяне. Купцов третьей гильдии можно было пороть, они несли рекрутскую повинность. Так что в российской элите до конца XIX столетия вообще нельзя было выделить такую группу, как «крезы». «Крезами» являлась крайне малочисленная высшая часть «фараонов», но при этом наличие богатства не гарантировало доступа к власти, а, скорее, лишало мотивации к «поиску чинов».

Природа власти и собственности в исторической России Последние Новости

Итак, в пореформенной России появилась буржуазия («крезы), которая вроде бы была частью элиты, однако не имела власти. Не существовало в России институционализированных инструментов влияния «крезов» на государство, как то свободная печать, политические партии, парламент, и т.д. Между тем концентрация ресурсов в руках этой группы возрастала, именно эта группа впервые смогла позволить себе европейский уровень потребления. Внутри элиты вновь принципиально обострилось противоречие по вопросу роли собственности во власти. Предыдущее обострение такого рода разрешилось с помощью опричнины (тысячи «собственников», напомню, были уничтожены физически) в пользу власти.

В этот раз кризис разрешился в ходе революции 1917 г. В феврале казалось, что буржуазия стала полноправным хозяином в стране, но это было лишь иллюзией. Большевики не просто ликвидировали ее, как класс, они довели до абсолюта, до логического конца линию на отделение власти от собственности. Отныне власть давала лишь привилегии, но не собственность, пусть даже в пользование, как землю дворянству. Наследование чинов, существовавшее ранее в мягкой форме, тоже ушло в прошлое.