Imperor.net: Новости: аристократия, монархия, luxury, история Канцлер Германии Ангела Меркель на защите христианства

«Православие и мир» опубликовало короткое интервью канцлера Германии Ангелы Меркель по поводу взаимодействия ислама и христианства в Европе. Imperor публикует данное интервью, которое соответствует общеевропейской повестке дня в связи с наплывом беженцев с Ближнего Востока.

Необходимо отметить следующий факт. На протяжении многих лет Европа выстраивала принцип мультикультурализма и толерантности по отношению к «другим» — лицам неевропейской национальности, религии. Несколько лет назад начал происходить перелом в сознании европейцев и новое понимание действительности. С наплывом беженцев в Европу вопрос встал ещё жёстче.

— Госпожа канцлер, вы только что упомянули ответственность за эту историю с беженцами. Но ответственность состоит и в том, чтобы защитить нас — здесь, в Европе. Именно в числе беженцев из Сирии и других стран к нам приезжает всё больше людей, принадлежащих к исламской культуре. Мой предшественник затронул следующую тему: в Европе боятся исламизации, которая набирает всё большие обороты. Как в этом свете вы собираетесь защищать Европу и нашу культуру?

— Я думаю, что, во-первых, исламизм и исламистский террор относятся к тем явлениям, которые, к сожалению, широко распространены в Сирии, в Ливии, на севере Ирака, но, к сожалению, и Европейский союз внёс в это свой вклад, поставив множество бойцов в ряды исламистов. Мы не можем говорить, что не имеем никакого отношения к этому феномену, наоборот, часть этих людей, часто очень молодых людей, выросли в наших странах, а значит, и мы к этому причастны.

Во-вторых, страх никогда ещё не был хорошим советчиком ни в личной, ни в общественной жизни. И едва ли есть будущее у тех культур и обществ, которые строятся на страхе.

В-третьих, конечно, и у нас идёт дискуссия о том, что в Германии очень много мусульман. У нас идёт дискуссия и о том, место ли исламу в Германии. Но, по-моему, когда в стране живёт четыре миллиона мусульман, бессмысленно рассуждать о том, что мусульмане — часть Германии, а ислам — нет; или, может быть, и ислам всё-таки тоже часть Германии.

  Император Август

Но поскольку сейчас нарастает беспокойство такого рода, я честно вам скажу, у нас есть всё, чтобы заявить о своей религии, — и возможности это сделать, и свобода, — если мы её исповедуем и если мы верующие люди.

Мне не мешает, что кто-то исповедует ислам, я не буду его за это упрекать. Но давайте же и мы соберёмся с духом и скажем, что мы христиане, соберёмся с духом и скажем, что мы готовы вступить в диалог. Пожалуйста, ведь и у нас есть традиция время от времени ходить на службу в церковь или хоть сколько-нибудь разбираться в Библии, а может, и суметь иной раз объяснить изображения в церкви.

Задайте как-нибудь в Германии сочинение о том, что такое Троица, — и, я думаю, увидите, что знания о христианстве на Западе оставляют желать лучшего. На мой взгляд, странно после этого жаловаться, что мусульмане лучше разбираются в Коране. Может быть, эта дискуссия подвигнет нас в свою очередь к тому, чтобы заняться собственными корнями и узнать о них немного больше.

Таким образом, я бы назвала этот спор оборонительным. Необходимо вооружаться против террористической опасности, а в остальном европейская история столь богата драматическими противостояниями, что нам следует быть очень осторожными и не спешить жаловаться, если где-то в мире происходит что-то плохое. Нужно попробовать это преодолеть. Но, должна сказать, особенных причин гордиться собой у нас нет. Это я вам говорю как канцлер Германии.