Imperor.net: Новости: аристократия, монархия, luxury, история Созвездие Конни

Есть самолеты, сам облик которых убеждает в благородстве. Такие машины никогда не появляются случайно, ибо их рождает эпоха процветания и перспектив, время мечты и уверенности в своих силах. Крылатый шедевр долго не забывают, он становится историческим символом, а его гордое имя произносят с оттенком грусти: были же времена!

Золотой век Америки
По окончании Второй мировой войны мир по обе стороны Атлантики вступил в пору бурного развития: побежденные зализывали раны, победители делали то же самое, но и во всю пользовались плодами победы. Кому чего больше досталось, на сегодняшний день уже понятно, поэтому не нужно глубоко копать, чтобы найти причины того положения дел, которое сложилось в США во второй половине 1940-х и в 1950-х. Время это получило название Золотого века Америки, и сопровождалось невероятным подъемом во всех областях жизни страны. Несомненно — именно США умудрились меньше всех заплатить за победу и больше всех на ней заработать.
Но, оставим в стороне моральную сторону вопроса и обратимся к созерцанию той сказочной эпохи. Расправив крылья, могучая авиационная индустрия Дяди Сэма выдавала шедевр за шедевром, а местные авиакомпании просто-таки соревновались в обновлении парка авиатехники, стремясь использовать выгоду ситуации и удивить пассажиров как только возможно. Еще во время войны бизнесмены от авиации положили глаз на новый самолет фирмы Lockheed, который временно ускользнул от них, дожидаясь окончания войны в серо-оливковом защитном камуфляже военно-транспортной машины. Речь идет об L-49, который, будучи создан в 1943 году в качестве 40-местного пассажирского лайнера, немедленно попал под мобилизацию. Но к тому времени исход войны уже не оставлял особых сомнений, и авиакомпании потирали руки.
Как только отгремели бои, Lockheed немедленно принялась наверстывать упущенное, забрав у военного ведомства недостроенные транспортники, чтобы как можно скорее переоборудовать их в пассажирские машины, получившие обозначение L-049 Constellation ("Созвездие). С этого момента, а именно — с начала 1945 года в гражданской авиации США, да, пожалуй, и мира, началась эпоха "Констеллейшна, узнаваемый изящный силуэт которого не сходил с открыток и журнальных обложек и в реактивную эру.

Красотка
Американские летчики дали этой машине женское имя Конни. И дело тут не только в созвучии имени и названия, а еще и в редкой, удивительной по тем временам красоте лайнера. Самолет приковывал взгляд и на земле, и воздухе, на нем просто хотелось полетать. Даже не очень конструктивно благородное трехкилевое оперение (ну низкие тогда ангары были, что делать!) получилось модным и стильным, а кроме того — добавило самолету шарма и узнаваемости. Особое изящество "Констеллейшну придавал фюзеляж, выполненный с заметной S-образностью (впоследствии А.Н. Туполев применил такое решение на Ту-114).
Знаменитостей, стремившихся перемещаться по миру исключительно на крыльях Конни, ничуть не смущало, что первые машины были, по сути, переоборудованными военными "грузовиками. Инженеры сделали все возможное, чтобы сгладить утилитарность конструкции, прорезав дополнительные иллюминаторы и оснастив салон с максимальным комфортом. Это был уже типичный лайнер, мало отличающийся от современных. Разве что неповторимый колорит отделки сказал бы любому из нас, что он попал в эпоху "золотого века. Но современников салон Конни поражал именно тем, что мы сегодня считаем обыденным: в просторном герметичном фюзеляже лайнера могли разместиться от 60 до 80 пассажиров (на усмотрение авиакомпании), и всем им хватало места.
Поначалу трехкилевые красавицы летали только на внутренних авиалиниях США, но уже очень скоро рокот четырех мощных моторов Конни стал слышен над Латинской Америкой, Европой, Японией, Индией и островами Тихого океана. Конни стала популярна: ей отдавали предпочтение президенты США Гарри Трумэн и Дуайт Эйзенхауэр (последний, правда, "изменил с реактивным Boeing 707), а за ними потянулись монархи и президенты других стран.
Следуя вкусам пассажиров и запросам авиакомпаний, Lockheed неустанно модернизировала "Констеллейшн. Изготовив первые 67 "демобилизованных L-049, в 1946 году фирма начала производство первой по-настоящему гражданской версии L-649, но их построили всего 27 экземпляров, потому что уже подоспел L-749, дальность полета которого была увеличена с 3685 до 4185 км, что при крейсерской скорости 555 км/ч было по тем временам весьма и весьма внуш
и
тельно. Именно эта машина составила славу "созвездия Lockheed и начала победное шествие по странам и континентам, быстро доказав, что конкурентов столь передовой конструкции пока нет и в ближайшее время не предвидится.
Залог успеха был в технологичности самолета. Да, конкурирующие фирмы из Европы и США старались не отставать, но если у американцев еще были шансы на успех, то Европу Конни покорила бесповоротно. Авиапромышленность Старого Света просто не могла породить самолет таких размеров, такой мощности и такой дальности, да еще и приспособленного к массовому серийному производству столь широких масштабов. Штучные и малосерийные образцы, конечно, появлялись, но, призванные утешить национальное самолюбие, остались уникумами авиационного мира. Конни же сделалась "девушкой с обложки.

Соединяя континенты

В июле 1951 года состоялся первый полет Конни, вступившей в пору второй молодости. Это был новый самолет L-1049 Super Constellation. Приставка Super появилась неслучайно: фюзеляж новой машины был удлинен на 5,5 м, а салон вмещал уже от 62 до 109 пассажиров. Вы только представьте себе: это было в то время, когда флагманом Аэрофлота был Ли-2, перевозивший 25-28 пассажиров, и это считалось незыблемой нормой!
Создание новой модификации самолета, этакой Супер Конни, стало ответом на стремительный рост пассажиропотока на континентальных линиях Старого и Нового Света. Lockheed вновь стала впереди планеты всей, создав нечто передовое и сногсшибательное, а главное — массовое. Супер Конни растиражировали в количестве аж 564 экземпляров, чем практически завалили авиалинии мира. Почти все ведущие авиакомпании признавали тогда, что локхидовское "Созвездие сияет ярче других и дохода приносит существенно больше.
Но это было еще не все. Как и положено эффектной светской львице, Конни не могла сойти со сцены просто так, ей очень хотелось совершить напоследок что-нибудь значительное. И это произошло в 1956 году, когда в небо поднялся L-1649 Starliner — последняя модификация машины, разработанная для пассажирских перевозок межконтинентальной дальности. Новое удлиненное крыло и предельно увеличенный запас топлива в сочетании с более мощными моторами (4 х 2850 л.с.) обеспечивали этому замечательному самолету дальность полета от 8710 до 11080 км. И хотя было выпущено всего 44 "Старлайнера, они сыграли заметную роль в гражданской авиации того времени, доказав, что длительный полет над океанами — удел не только гидропланов, но и вполне сухопутных машин. Главное — это хорошая аэродинамика и совершенство силовой установки.

  Московский салон-музей «Бронзовое чудо»

Не выходящие из моды
В общей сложности 856 самолетов семейства Constellation прожили долгую и славную жизнь, которой позавидовали бы многие. На их долю выпали триумфальные встречи в аэропортах всей планеты и горечь авиакатастроф, блеск светской хроники и забвение тех, кто навсегда растворился в неизвестности, став жертвой стихии. Так всегда бывает с самолетами, которые долго и напряженно эксплуатируются: не все идет гладко, но слава обгоняет и перевешивает воспоминания о неудачах.
Сойдя в начале 1960-х с авиалиний 1-й категории, "Констеллейшны до начала 1970-х активно перевозили пассажиров, и только к концу этого десятилетия гул их моторов перестал вливаться в шум аэропортов. Эпоха "Созвездия прошла. Но не все они исчезли: на сегодняшний день сохранились как минимум восемь машин в состоянии, пригодном к эксплуатации, а еще десятка полтора вполне подлежат восстановительному ремонту. Летающие самолеты время от времени покидают ангары, где их неустанно "облизывают профессионалы от авиареставрации, и совершают величественные вояжи по мировым авиашоу. Практически все они являются собственностью частных коллекционеров, и, хотя содержать летающую игрушку весом под 60 тонн — дело недешевое, владельцы довольны: самолет вечный, престиж умопомрачительный. Прочие же машины, долгие годы пылящиеся в разобранном виде на задворках аэродромов, еще ждут своих меценатов и реставраторов. При нынешней моде на раритетные авиалайнеры у нестареющей красотки Конни есть шанс снова выйти в свет.

Александр Швыдкин