Imperor.net: Новости: аристократия, монархия, luxury, история Конкистадор Фазио

Среди гольф-архитекторов Том Фазио подобен "Майбаху среди автомобилей. Каждый раз дизайнер трудится на пределе возможностей, создавая самое лучшее поле, на какое только способен, руководствуясь при этом простым правилом: "Никого не интересуют проблемы. Работа должна быть выполнена.

Своей умопомрачительной карьерой Фазио обязан дяде — Джорджу — профессиональному игроку PGA Tour. В далеком 1950 году тот уступил в переигровке на U.S. Open великому Бену Хогану. Упустив чемпионский трофей, всерьез задумался о дизайне полей — стал одним из первых профессионалов гольф-архитектуры. При этом он по натуре был скорее теоретиком. Львиную долю практической работы пришлось выполнять племяннику, которого дядя привлек к новому делу.

Том оказался на редкость смышленым и трудоспособным. Едва ли не 24 часа в сутки без выходных и праздников девятнадцатилетний юноша постигал науку проектирования и строительства гольф-полей, занимался финансовой отчетностью, нанимал сотрудников и вел переговоры с клиентами, получая весьма скромное вознаграждение — доллар в час. Что ж, тяжело в ученье — легко в бою, а потому уже в 1972 году будущий великий скульптур гольф-угодий основал собственную компанию.

На сегодня Фазио не просто добился впечатляющего успеха. Не раз его творения занимали достойное место в списке ста лучших полей Америки. 2001 год стал годом личного триумфа — в престижный перечень попали сразу десять его арен. Никто из ныне действующих архитекторов не может похвастаться подобным достижением. А звание одного из самых впечатляющих получило Shadow Creek — цветущий оазис, который Фазио воздвиг на месте пустыни, затратив. 37 миллионов долларов.

Поля Фазио неоднократно возглавляли ежегодный рейтинг лучших новых полей, а сам автор — единственный дизайнер, который за один год получил первую премию сразу в трех номинациях — публичное поле, частное поле и гольф-курорт.

Формула успеха Фазио проста: Том умеет удивлять. Его поля не только отрада для глаз. Игра на них доставляет настоящее удовольствие, причем вне зависимости от уровня мастерства. Дизайнер уверен, что наибольшее удовлетворение от удара получаешь, если выполняешь его "с размахом, как говорится, от души. При этом мастер всегда старается создать такое поле, чтобы была возможность регулировать уровень его сложности "для себя. Как, например, на том же Shadow Creek в Лас-Вегасе, где сбываются самые смелые мечты приверженцев древней шотландской игры.

Подобно городу искушений и соблазна, эта легендарная арена манит гольфистов, пленяя рассказами об умопомрачительных победах и горьких поражениях, что сулит творение Фазио. Каждая из 18 лунок Shadow Creek — это абсолютный шедевр гольф-архитектуры, готовый приоткрыть завесу тайны и преклониться перед мастерством дорогих гостей, которых радушно встречают в клубе.

Фазио воссоздал гольфический рай на земле, в котором нашли место и искрящиеся ручьи, и высокие водопады, и пышные сады, и горная гряда. Полуденные тени скользят по открытым широким фервеям, причудливо изменяя их контуры, а кристальная гладь озер "стережет покой скульптурных гринов. Как на четвертой лунке, пар-5, где вода сопровождает гольфистов от стартовой площадки до финала.

Подобная близость к природе может и пробуждает поэтический дар, но лучше отвлечься от процесса созерцания прекрасного и сосредоточиться на игре, чтобы максимально точно рассчитать силу и траекторию каждого удара. Иначе мяч сгинет в пучине Ручья (Shadow Creek можно перевести как Тенистый Ручей) или затеряется в лесной чаще, вплотную подступающей к фервею с левой стороны.

Под занавес первой "девятки Ручей вмешивается в ход борьбы уже на подступах к грину, изобилующему брейками. Так что всего одно неверное движение — и шанс, что придется вводить в игру новый мяч и записывать штрафной удар в карточку, возрастает в геометрической прогрессии. Тот, кто, согласно нормативу, сумеет уложиться в отведенные 4 удара, может по праву гордиться собой. Хотя, эта лунка — отчасти разминка перед грядущей 15-й, на которой фервей сужается подобно бутылочному горлышку, а вода занимает добрые две трети пространства. Интригу, особенно в зимний сезон, добавит и северо-западный бриз, сбивающий мяч с курса.

Одна из визитных карточек поля — трехпаровая 17-я лунка, представляющая собой равносторонний треугольник. На ней Фазио задал гольфистам задачу с тремя неизвестными. Как положить мяч на вершину холма, куда дизайнер "забросил изумрудный островок, при этом безошибочно миновав закрывающие обзор Ручья деревья, не утопить "снаряд в водопаде, расположенном в тыловой части зеленого фарватера, и не попасться ни в один из пяти бункеров, наглухо оккупировавших грин. Попробуйте решить головоломку с одного удара, и получите в награду неподдельное восхищение коллег.

В настоящее время дизайнер имеет настолько огромное влияние на рынке, что может позволить себе выбирать место, бюджет и заказчика. Многим сильным мира сего хочется заполучить лучшее в мире поле, ради чего они готовы пожертвовать внушительной частью банковского счета. При этом архитектор, которому под силу заставить цвести пустыню или построить поле среди горных вершин, понимает, что клиенты платят за качество, и всегда готов вернуть деньги, если его работа будет признана неудовлетворительной. Как часто бывает, в любой бочке меда регулярно присутствует и ложка дегтя.

Потому немало найдется и тех, кто ищет повод покритиковать лидера. Мол, его поля стали скучны, Том избегает сложностей, потому что слишком озабочен внешним видом своих творений. Возможно, арена в клубе Victoria National в Индиане и впрямь не так сложна, но только до тех пор, пока не поднимется ветер, который безжалостно сдувает мячи в бездонную синеву озер. А на 18-й лунке поля Sand Ridge, что неподалеку от Кливленда, в полном соответствии с названием арены Фазио "уложил грин на вершину холма, окружив цепочкой из песчаных ловушек.

Досталось дизайнеру и за реконструкцию легендарной Augusta National, на которой, по мнению великого Джека Никласа, раф (особенно на 9-й и 10-й лунках) выглядит так, будто его делал человек, не имеющий никакого представления о гольфе.

Большинство творений короля гольф-дизайна расположены в Америке, хотя Фазио не прочь "перейти границу. Из последних работ Тома можно отметить частное поле Querencia в Лос-Кабосе (Los Cabos) в Мексике и 36-луночное чудо на Барбадосе, где море цвета лазури, а раунд стоит тысячу долларов.

Самый знаменитый и роскошный на острове курорт с гольф-полями, отелями и частными виллами — Sandy Lane — расположен в дюжине километров от Бриджтауна. Здесь каждого гостя привозят в гостиницу на "Бентли, встречают коктейлем с ромом, а провожают шампанским "Мадам Клико. Разумеется, что от постояльцев ждут ответного хода в виде круглой суммы за пребывание на курорте — от 800 до трех с половиной тысяч долларов за ночь.

Гольфовая жемчужина под сенью суровых "бородачей — зарослей фиговых деревьев — манит игроков с 2001 года, когда к существовавшему четыре десятилетия 9-луночному "парклэнду, расположенному с нескольких метрах от гостиницы, сначала добавились арена Country Club Course (также дело рук Фазио), а спустя еще два года — суперполе с игривым именем Green Monkey ("Зеленая обезьяна).

Для проживающих в отеле заказать стартовое время на "Старой девятке и в "Загородном нет проблем, а вот стороннему игроку попасть на эти поля проблематично и возможно только в том случае, если страждущий — или очень важная персона, или имеет годовое членство стоимостью более шести тысяч долларов. Но не надо расстраиваться, ведь "Зеленая обезьяна открыта для всех желающих, и весь вопрос только в цене: для жильцов отеля раунд стоит три сотни условных единиц, для остальных — в три раза дороже.

Впрочем, не стоит удивляться, ведь строительство велось в старом карьере, где добывали коралловый камень, и, чтобы "передвинуть горы, пришлось потратить поистине фантастическую сумму, которую назовут лишь редким гостям, да и то шепотом, под большим секретом. В итоге получилось сказочное по красоте поле с покатыми и быстрыми фервеями, озерами, и сложными гринами на краю рукотворного каньона. На его роскошных фервеях прошли проверку на прочность и великие мастера — Тайгер Вудз, Колин Монтгомери, Падрайг Харрингтон, Фред Каплз, и небезызвестные любители, как например, губернатор Чукотки и владелец ФК "Челси Роман Абрамович.

Кстати, суперарену не просто так назвали обезьяньим домом: в окрестных лесах живут тысячи этих шустрых зверюшек. В честь них, собственно, на самой знаменитой, но не самой сложной 16-й лунке (пар-3) в бункере выложена травяная "аппликация в виде обезьянки. Кульминация раунда — 18-я лунка -160 метров через озеро при встречном ветре.

Поэтому лучше внять совету опытного кедди и воспользоваться пятым айроном. Вообще кедди в Green Monkey заслуживают отдельный благодарности: кто, как ни они, знает, например, насколько к вечеру подросла травка на грине или повернулась вслед за солнышком, а потому притормаживает и поворачивает мяч.

Фазио всегда открыт для новых идей и не боится менять свои решения. Работая над проектом, он не ограничивается одним-двумя эскизами, а готовит полторы дюжины проектов, при этом скрупулезно вмешивается в работу на всех стадиях. Ему по-прежнему нравится разрабатывать дизайн полей, "завоевывая новые земли, хотя в последнее время он не так много занимается этим, предпочитая просто наслаждаться жизнью в маленьком городке Хендерсонвилль в Северной Каролине.

Автор текста: Елена Георгиева